Факультет журналистики

Контакты

Адрес факультета:
Москва, ул. 3-я Владимирская, д.7
Проезд:
ст. м. «Перово» пешком 15 мин. style=»font-family: arial, helvetica, sans-serif-«> —

Телефоны: (495) 672-1250

— — — — — — — — — — — — — — — — — — 2698
Телефон приемной комиссии: — (495) 376-16-68- 647-44-77 доб.1*3131


25 марта 2015

Город, построенный на костях

Журналистская мастерская Николая Пивненко

Есть один город расположенный на 69 параллели. Кто не знает, он находится на таймырском полуострове вблизи к Северно-Ледовитому океану. Имя ему – Норильск.
Первое, что приходит в голову, когда упоминают этот город – крайне суровый климат, долгая и холодная зима, практически отсутствие лета, вечная мерзлота и бесконечной число заводов, отравляющих жизнь мирным гражданам. Удивительно, как в такой плачевной ситуации еще живут люди, как их занесло в один из самых холодных городов России.

Несмотря на все минусы Норильска, норильчане живут там мирно, занимаются туризмом, северным рукоделием, а в теплые деньки ходят на рыбалку. Однако над главными зданиями города не всегда возвышался дружелюбный белый мишка с ключом в лапах (герб Норильска), символизирующий добрых граждан, способных подобрать ключ к любому сердцу. В СССР место, где кажется всегда идет снег, являлось лагерем для политзаключенных.
Историю города в период существования Норильлага (норильский исправительно-трудовой лагерь) можно без преувеличения назвать самым драматическим эпизодом эпохи сталинских репрессий. Большая часть заключенных – строителей и работников Норильского комбината быстро умирали из-за сурового климата, непосильных нагрузок, голода и отсутствия многих элементарных условий для нормальной жизнедеятельности: туалета, хорошего душа, чистой постели. Норильск строился не отъявленными убийцами или предателями Родины. В страшных условиях трудились люди, чаще всего лишенные свободы по ложным или несущественным обвинениям. Могли лишить нормальной жизни за глупое слово двенадцати летней девочки, которая всего лишь отправила подруге открытку: «И над нашими головами взойдет солнце». Ее сдали и отправили в вечную зиму.
Я помню, как с самого первого класса нам рассказывали историю Норильска, но мы почему-то никогда не предавали этому значения, не веря в истории, рассказываемые учителем, не веря людям, что прошли все круги ада в заключении на севере. Мы видели их, мы видели картинки, но мы не понимали, как может быть все настолько ужасно. Пока 30 октября, в день памяти жертв репрессий, не побывали на экскурсии с классом на знаменитом в Норильске мемориальном комплексе «Норильская голгофа».
Это небольшое место недалеко от города, отгороженное хлипким забором. Первое, что встретило нас была большая деревянная звонница, на ней было три колокола, а под каждым из них три арки. Говорят, звоня в один из колоколов, ты напоминаешь умершим, что здесь кто-то живет, им благодарны и о них кто-то помнит. Пройдя в одну из арок ты заметишь братскую могилу «Памяти жертв политических репрессий». Она была облицована гранитом, а вокруг одного большого креста – множество маленьких, венки и доска с надписью: «Мир праху, честь имени, вечная память и скорбь о прошедших ГУЛАГ. Жертвам политических репрессий, узникам Норильлага с покоянием». Мы почтили память и погибшим в лагере эстонцам, полякам и евреям, которые также работали и умирали бок о бок с русскими, которые также строили пресловутую железную дорогу. Немного из истории, у Сталина была грандиозная идея построить дорогу, связывающую Западную и Восточную Сибирь, полегли тысячи, а она так и не была построена. В честь этого в 1996 году был установлен памятник в виде стремящейся вверх железной дороги, усеянной крестами. На нескольких языках написали фразу, которую разметили у подножия памятника: «…и если бы о них забыл, то бог на небе забыл бы обо мне».
Можно верить в Бога, можно в него не верить, но как не помолиться, когда с кем-то происходило что-то такое, во что ты даже не готов поверить. И мы молились в маленькой часовне перед иконой, которая располагалась на против памятника «мертвой» железной дороги. И мы молились перед огромными чуть приоткрытыми вратами. И мне казалось, что я вижу, как души, умерших заключенных входят в эти ворота и попадают в рай, будто я вижу, как они избавились от этого груза.
Норильчане, часто приезжая в другие города, рассказывают о морозе, о газе, об оленях, но никогда не упоминают историю. Не вспоминают о дне памяти погибшим в лагерях, потому что очень больно осознавать, что ты каждый день ходишь по костям убитых нечеловеческой жестокостью родственников.

Александра ГОРОВАЯ

Центр мультимедийной журналистики

Факультет журналистики