Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно… | Факультет журналистики МГГУ им. М.А.Шолохова

Факультет журналистики

Контакты

Адрес факультета:
Москва, ул. 3-я Владимирская, д.7
Проезд:
ст. м. «Перово» пешком 15 мин. style=»font-family: arial, helvetica, sans-serif-«> —

Телефоны: (495) 672-1250

email: dekanat219@yandex.ru
— — — — — — — — — — — — — — — — — — 2698
Телефон приемной комиссии: — (495) 376-16-68- 647-44-77 доб.1*3131


Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно…

Эти строки из стихотворения великого русского поэта Михаила Юрьевича Лермонтова, на мой взгляд, как нельзя лучше отражают современное состояние языка СМИ. С появлением и повсеместным распространением Интернета средства массовой информации перешли на новый этап своего развития. Сегодня на первый планы выходят легкодоступные для пользователей всемирной паутины электронные СМИ, в которых все больше стирается разница между контентом, который создают профессиональные журналисты и обычные пользователи сети.

Если старшее поколение, проявляя интерес к новым информационным технологиям, все же предпочитает привычные печатные книги, газеты и журналы, то молодежь набирается «уму-разуму» в большинстве своем посредствам Интернета. На сегодняшний день это основной источник получения знаний для юного поколения, и именно здесь ребята впитывают в себя культуру речи, которую им любезно преподносят современные СМИ.

Естественно, что для каждого времени характерны свои языковые особенности. Так, с бурным развитием информационных технологий в нашу речь вошло много не только новых слов, но и новых значений. Например, знакомое всем слово «собака». По этимологическому словарю Крылова данное слово не имеет установленной этимологии, но есть предположение, что оно заимствовано из иранских языков. Согласно толковому словарю русского языка (Ожегов С., Шведова Н.), у этого слова есть два значения. Первое – это домашнее животное семейства псовых, второе — переносное — о злом, грубом человеке (как бранное слово), о чутье (нюх как у собаки), о состоянии человека (как собака устал). Подобные значения можно найти и в толковом словаре Ушакова, энциклопедии Кольера, толковом словаре русского языка под редакцией Т.Ф. Ефремовой. Но ни в одном из русских словарей я не нашла третьего, современного значения этого слова.

Откуда в русском языке появилось новое значение слова «собака», как значка электронной почты, очень хорошо описывает известный лингвист Максим Кронгауз. «Как-то принято считать, что русский язык, если ему не хватает какого-то важного слова, просто одалживает его у другого языка, прежде всего у английского… Однако это – заблуждение, точнее говоря, дело обстоит не совсем так или, по крайней мере, не всегда так … «собачку» в качестве названия для @, значка электронной почты, придумал сам русский язык (точнее, неизвестный автор, или, как в таких случаях говорят, народ). Опять же подобрал нечто похожее, изобрел новую метафору, хотя, надо сказать, сходство с собачкой весьма сомнительно. Я сначала не мог ответить на вопрос, который часто задают иностранцы, – почему именно собака, а потом придумал будку с собакой на длинной цепи, и это почему-то помогает, создает некий образ. Иностранцы поначалу недоумевают, но потом обреченно принимают странную русскую метафору. Вообще, многие языки называют этот значок именем животного: итальянский видит здесь улитку, немецкий – обезьянку, финский – кошку, китайский – мышку, в других языках мелькают хоботы и свинячьи хвосты. А собачку заметили только мы, такой вот особый русский взгляд».

Вместе с электронной «собачкой» в нашу речь из компьютерного мира прочно вошли такие слова как «погуглить», «забанить», «лайкнуть», «геймер» и другие. В печатных изданиях эти слова встречаются реже, а вот в радио- и телеэфире журналисты нередко употребляют данные слова.

Помимо новых слов, связанных с распространением информационных технологий, в русской речи появляется все больше иностранных слов. Никого уже не удивить такими словами как «кофе-брейк», «драйв», «имидж», «флешмоб», «турбированный». Но далеко не все правильно употребляют эти слова. Например, в статьях и пресс-релизах автомобильной тематики, часто встречается такое словосочетание как «турбированный мотор», но любой инженер скажет вам, что турбированного двигателя не бывает! Есть электрические, водородные, роторные, двухтактные, четырехтактные , внутреннего сгорания, пневматические, дизельные, бензиновые, а турбированного нет. Поэтому правильно говорить или писать – «двигатель оснащен турбонаддувом», либо «турбиной», либо «турбокомпрессором», либо просто «наддувом». Та же история повторяется со словосочетанием «легкосплавные диски». Они «легкосплавные», потому что их легко «сплавить», или они из легкого сплава? Поэтому правильно говорить или писать «колесные диски из легкого сплава». К сожалению, сегодня не все теле- и радиоведущие и авторы печатных изданий правильно употребляют эти словосочетания. Также некоторые мои коллеги путаются в применении прилагательных «комфортный» и «комфортабельный», образованных от существительного «комфорт» (Толковый словарь Даля: «англ. удобство, уютство, холя, домашний покой»). Комфортабельным может быть что-то устроенное для уютного, удобного проживания или нахождения, например, отель, яхта, то есть это характеристика объекта, а комфортными могут быть условия жизни, благоприятные для проживания, это ощущения субъекта.

Вот и получается, что автомобиль может иметь комфортабельный салон, а сиденье в нем будет с комфортной посадкой. Вот так читаешь статью о новинках авторынка или тест-драйвах — и заголовок броский, и текст складный и интересный, и вдруг… «турбированный мотор»! Тут же вспоминаются слова П. А. Вяземского: «Беда иной литературы в том, что мыслящие люди не пишут, а пишущие не мыслят».

Еще одна проблема современного языка СМИ сознательное употребление в повседневной жизни сленга и жаргонов. Такие слова как «тачила (тачка)», «бомбить», «бэха», «мерс», «движок», «универ», «доки», «прессуха», «чайник», «комп», «клава» и другие прочно вошли в обывательскую лексику и, что самое страшное, закрепились в современном русском языке не только в устной, но и в письменной форме. Журналисты печатных изданий все чаще стали использовать в своих публикациях повседневный разговорный стиль. Такая же тенденция на телевидении и радио: порой не только гости, но и мои коллеги вовсе не следят за своей речью.

Чтобы привлечь аудиторию, СМИ все больше обращаются к разговорной речи, литературная норма уходит на второй план. Зрители, слушатели и читатели хотят зрелищ, остроты слова и пера, и многие средства массовой информации сегодня в поте лица работают в угоду такому спросу, все больше упрощая и приближая язык СМИ к читателю за счет изобилия жаргонизмов и сленга. Но разве информационный спрос рождает не журналист? Разве не он несет культуру в массы и формирует у аудитории видение мира? К сожалению, сегодня СМИ скорее развлекают, чем поучают и наставляют. Все больше в журналах и газетах появляется иллюстраций, а важная и полезная информация уходит на второй план. Понятно, что с изменением обества меняются и языковые нормы, но культуру и грамотность никто не отменял. Хотя время диктует свои правила, которые порой идут наперекор всем правилам и нормам. Так в Интернете появился «язык падонков», который юное поколение не только быстро включило в свою устную речь, но и с удовольствием употребляет в письменной форме. «Превед», «зачот», «аффтар жжот», «ржунимагу» и другие словечки и речевые клеше этого языка уже нашли свою нишу и в СМИ. Блогеры не без удовольствия употребляют этот язык в своих текстах, также он проскакивает в молодежных печатных изданиях, радио- и теле программах, но чаще «язык падонков» можно встретить в комментариях.

Но современный журналист вместе с упрощением и приближением текста к массам не забывает и про свою просветительскую функцию и старается насытить материал еще и разнообразными профессиональными и научными терминами, зачастую не объясняя аудитории значение того или иного слова. Без разъяснений такой прием не повышает убедительность текста, а делает его непонятным широкому кругу читателей.

Подводя итоги, хочется отметить, что язык СМИ сегодня соединяет в себе множество разных стилей, и за счет того, что автор стремиться быть ближе к аудитории, он совмещает в своих публикациях книжную и разговорную речь. Информационные технологии и распространение Интернета тоже сказывается на языке: появляются не только новые слова, но и значения давно известных нам слов, новые авторы – блогеры, которые не всегда пишут в соответствии с правилами и нормами русского языка.

Конечно, гибкость языка — это положительный фактор, с изменением общества меняются и его языковые нормы, но при этом не нужно забывать, что средства массовой информации формируют у аудитории видение мира, управляют восприятием объектов и ситуаций и несут в массы культуру, а не идут на поводу у моды и спроса ради увеличения аудитории и продаж.

Алена АВГУСТИНКА

Эссе написано в рамках курса «Язык и стиль СМИ». —

Преподаватель — доцент —кафедры журналистики и медиаобразования, кандидат филологических наук —Василенко Татьяна Владимировна

Факультет журналистики