Лайкать или френдить? | Факультет журналистики МГГУ им. М.А.Шолохова

Факультет журналистики

Контакты

Адрес факультета:
Москва, ул. 3-я Владимирская, д.7
Проезд:
ст. м. «Перово» пешком 15 мин. style=»font-family: arial, helvetica, sans-serif-«> —

Телефоны: (495) 672-1250

email: dekanat219@yandex.ru
— — — — — — — — — — — — — — — — — — 2698
Телефон приемной комиссии: — (495) 376-16-68- 647-44-77 доб.1*3131


Лайкать или френдить?

«Мы говорим не «штормы», а «шторма» —

Слова выходят коротки и смачны:

«Ветра»- не «ветры» — сводят нас с ума,

Из палуб выкорчевывая мачты»…

Владимир Высоцкий

О сетевом диалекте, клиповом мышлении и деградации языковой культуры русской молодежи в зеркале СМИ.

Мы, поколение 80-х, еще помним знаменитых телеведущих, дикторов советского телевидения и радио Игоря Кириллова, Ангелину Вовк, любимую всеми детьми тетю Валю. Ну и, конечно, Юрия Борисовича Левитана, голос эпохи. Эти люди были для нас образцом речевого мастерства. ОбеспЕчение, договОр, творОг. Не одно поколение ежедневно слушало и перенимало эту отточенную, литературно правильную манеру разговаривать, безупречную дикцию, язык, преисполненный достоинства и уважения к слушателю. Дикторы (неслучайно они назывались именно «дикторы», не иначе) говорили так, как должны произносить слова и строить речь культурные, воспитанные люди. По Ожегову. По Розенталю.

Мы еще хорошо помним домашние библиотеки наших родителей, шкафы, битком забитые литературой классической, авторитетной, художественной, научно-популярными журналами. На ночь нам читали, читали и читали. В детском саду устраивали внеклассные чтения. А потом мы и сами взахлеб осваивали все, что могли достать с родительских полок, забираясь все выше и выше…

Сегодня от той золотой эпохи в языковой среде нынешнего поколения осталось разве что «звонИт, а не звОнит».

Как мы сегодня разговариваем? Чему учатся наши дети с экранов телевизоров и страниц газет?

«Зафренди меня, а я тебя лайкну». «Выходи в контакт, я он-лайн». «Эсэмэсни мне, как тебе мой аватар». Разговоры в сети и о сети.

С развитием компьютерных технологий мир кардинально поменялся. Поменялись и интересы, образ жизни и, в конечном итоге, мышление людей. Мы уже не смотрим телевизор, не читаем газет. Традиционные СМИ постепенно вытесняют мультимедиа и сеть Интернет. Современное поколение большую часть свободного времени проводит не за чтением книги, не во дворе с друзьями, не за сборкой игрушечной модели кораблика. Главное занятие у сегодняшней молодежи — уткнувшись носом в экран компьютера, мобильного телефона или еще какого-нибудь средства выхода в Интернет, «чатиться», «твиттиться», «сидеть в сети», «геймиться» и тому подобное.

Основные пожиратели молодых мозгов — это социальные Интернет-сети. Ведь они почему социальными названы? Потому что на самую главную потребность человека нацелены, на потребность в социализации. Друзья у нас теперь где? В сети. Общаемся мы где? В сети. А как общаемся? Краткими, отрывочными фразами. Пространные размышления, да и просто хоть какие-то размышления физически не лезут в окошко чата. Потому и слова сокращать приходиться, не говоря уж о предложениях. И мысли наши тоже потихоньку сокращаются. Одним словом, и сказать-то становится нечего…

И СМИ, почти утратив воспитательно-образовательную функцию в угоду чисто коммерческим интересам, подражают этой манере говорить и писать. Язык СМИ — отражение языка народного. Иначе — никак не донести до массового сознания тот информационный мусор, которым сегодня забивают головы нашим мальчишкам и девчонкам. Чем проще форма, тем легче усвоится информация, пусть и ненужная, и зачастую далеко не правдивая.

Да, краткость речи — так учили нас классики. Но (здесь хочется прокричать что есть сил): не краткость же мыслительных процессов! Язык способствует развитию мышления. А мышление обуславливает язык. Прописная истина. А теперь факт: мышление у нашей молодежи сегодня исключительно клиповое.

Недавно газета The Guardian опубликовала исследования, согласно которым чтение новостей лишает способности мыслить глубоко. «Новости — то же самое, что сахар для тела. Они легко усваиваются. СМИ кормят нас небольшими кусочками тривиальных фактов, которые, на самом деле, нас не касаются и не заслуживают внимания. Вот почему мы никогда не испытываем насыщения. В отличие от чтения книг и длинных журнальных статей (над которыми приходится размышлять), мы можем проглотить огромное количество пустых новостей» (adme.ru по материалам The Guardian, 17 мая 2013г.). Или вот еще: «Мышление требует концентрации. Концентрация требует непрерывного времени. Новости специально разработаны, чтобы прерывать вас. Они похожи на вирусы, которые крадут ваше внимание для своих целей. Новости уменьшают количество думающих людей. Новости серьезно влияют на память. Так как новости нарушают концентрацию, они ослабляют понимание» (там же). Действительно, мы постепенно утрачиваем способность читать большие статьи или книги. Быстро устаем, теряем концентрацию. Клиповость — особенность сегодняшнего мышления, то есть обрывочность. Телеканал МTV — яркий тому пример. Сплошное мельтешение красочных, но бесполезных картинок, сообщений, обрывки фраз, самые немыслимые сокращения — эта чудовищная неиссякаемая масса подавляет зрителя, неуклонно действует на бессознательное, делая нас интеллектуально пассивными и, наоборот, активизируя в нас рефлекторное, животное, низменное.

Вот потому получила развитие и еще одна особенность сегодняшнего языка — вседозволенность. В начале 90-х, когда средствам массовой информации предоставили полную свободу самовыражения, это обернулось для страны культурной катастрофой. Ярче, чем Игорь Губерман, не проиллюстрируешь. «Говно говном говно ругает, не вылезая из говна». Это про нас. Писатель, поэт, публицист Губерман просто-напросто, простите за откровенность, тычет нас самих носом в нашу же культурно-речевую деградацию.

Мат, жаргонизмы, сниженная лексика давно уже стали неотъемлемой частью современного разговорного языка. Давно уже не стесняемся мы крепкого словца, наоборот, гордимся даже что ли этим своим умением кратко, но чрезвычайно эмоционально выразить мысль. И опять здесь краткость — в изложении эмоций.

Поведение молодежи, как известно, формируют авторитеты. А кто сегодня в числе новых молодежных ориентиров? Скажем грубо, выползки с Болотной: навальные, яшины, которые кроме как «Путин — пiдрахуй» ничему научить наших детей и не могут, и не хотят. И средства массовой информации с восторженным визгом ретранслируют эти гадости прямиком в наши уши.

Не знаю, поменяет ли ситуацию недавно принятый закон о запрете нецензурной лексики в СМИ. Надеюсь, что поменяет. Да и в конечном итоге русский язык — не статичная система, а живой, постоянно меняющийся организм. И никто не знает, какие слова будут в обороте лет этак через -дцать. На памяти предыдущих поколений наша речь неоднократно переживала разные эпидемии. Взять хотя бы эпидемию арго, вирус которого пришел к нам, когда вся страна возвращалась с Колымы. «Откинулся», «зажмурился», «чифирбак», «пайка». Спросите сегодняшних мальчишек о значении этих слов. Уверена, правильных ответов будет немного, да и Бодуэна Де Куртэне, равно как Солженицына и Шаламова с Городиным они не читали.

Нелепо было бы осуждать сегодняшнюю молодежь в том, что происходит с нашим «великим русским». Время неизбежно меняет мир. Да и сами мы, все еще помнящие тот самый золотой читающий век, привыкаем к новому, порой даже не осознавая того. Короче. Лайкните этот текст, если он вам понравился.

Анна ЕГОРОВА

Эссе написано в рамках курса «Язык и стиль СМИ». —

Преподаватель — доцент —кафедры журналистики и медиаобразования, кандидат филологических наук —Василенко Татьяна Владимировна

Факультет журналистики