Актуальное интервью


10 ноября 2010

Аспирантура и научная карьера: быть или не быть?

Сейчас, когда все больше внимания и интереса уделяется  практическому применению  знаний, и многие студенты уже на 3-4 курсе начинают зарабатывать деньги, применяя свои знания на практике – насколько популярна среди молодежи научная карьера?
На этот вопрос отвечает Ректор МГГУ им. М.А. Шолохова доктор политических наук Владимир Дмитриевич Нечаев.

Не секрет, что карьера ученого не является сейчас высокооплачиваемой не только у нас, но по большому счету  нигде в мире. Но насколько это престижно, интересно, актуально – это вопрос скорее времени и умения видеть перспективы не сиюминутного, а скорее дальнего порядка.

Был период в истории, например в 60-е годы, когда карьера ученого была очень популярна  и у нас, и на Западе. (Хотя, конечно, на Западе и сейчас здесь дела обстоят лучше, чем у нас).

Сейчас более модно делать карьеру в области менеджмента и права.

Но мода меняется, и  карьерная мода в том числе.  Она фундаментально связана с циклами развития общества.

Мне представляется, что в ближайшее время в России все-таки преобладающей станет идея модернизации и инновации. А продвижение и развитие этой идеи  предполагает создание и развитие современной науки. Если такой запрос со стороны общества, со стороны государства, со стороны экономики, компаний реализуется, то постепенно и карьера ученого станет все  более привлекательной.

Процесс этот долгий. Сейчас мы по инерции пожинаем плоды того периода (а это уже конец 80х-90-е годы), когда наука перестала быть интеллектуальным мотором, нервом развития общества.  Ученые воспринимались скорее, как чудаки, которые за копейки занимались  «непонятно чем», которое нужно «непонятно для чего». Социальный статус ученого, его востребованность  были поставлены под сомнение ….

Если сейчас в обществе запустятся инновационно-модернизационные процессы и, закономерно, возрастет востребованность в отношении ученых, то мы увидим этот эффект на уровне спроса на соответствующее образование может быть лет через 5-7 – только когда люди осознают, что это нужно «здесь и сейчас», а не «где-то и когда-нибудь».

Это касается ученых, которые так или иначе связаны с инновационными технологиями. А каково место  гуманитарных  наук в  обществе инноваций и модернизации, чем они могут быть интересны и  где здесь перспективы?

Сама по себе техника модернизацию не осуществляет и все инновационные процессы – это,  прежде всего и в первую очередь, изменения в мышлении, в системе ценностей, ориентации в общественном развитии и т.п.

Технические изменения в обществе возможны только если общество в целом движется  по пути модернизации, и  это составляет часть и образования, и культуры, и общей системы.

Осознание этого процесса уже началось. Я думаю, что через какое-то время  в связке с задачами инновационного развития станут более востребованы и гуманитарные дисциплины и технологии.

Стыков очень много. Например, правовое поле инновационной деятельности,  исследования  ряда вопросов на стыках когнитивной психологии, психологии человека и информационных технологий, психологии и биотехнологий – это моменты и технического, и этического свойства…

На каком-то этапе технологические изменения приведут – уже приводят! –  к тому, что мы хуже начинаем понимать самих себя и общество.

Можно привести целый ряд проблем, где именно гуманитарные науки и технологии – психология, педагогика, управление, технологии массовых коммуникаций, этика, дизайн и другие – будут призваны провести изыскания и дать ответ.

Например, возникновение разрыва поколений в результате бурного технологического развития. В некоторых важных областях (например, IT-технологии) молодежь  гораздо продвинутее, чем старшее поколение.  И не младшее поколение перенимает опыт у старшего, как это было всегда,  а наоборот  – старшее поколение вынуждено учиться у молодого. Ранее в истории человечества такого не было, и непонятно, например, с точки зрения педагогики, как в этой ситуации себя вести. Чему может научить учитель ученика, если он с  точки зрения ученика «петикантроп», не умеющий пользоваться  хотя бы интернетом?

Еще одна гуманитарная проблема: в настоящее время во всем мире наблюдается спад интереса к образованию. Люди хотят меньше учиться и больше наслаждаться жизнью.  Но как будет функционировать инновационная экономика, если не будет массового запроса на образование? Разобраться, почему у детей (и у взрослых людей) исчезает тяга к образованию, или она проявляется как-то очень однобоко – это опять-таки  предмет изучения гуманитарных наук, прежде всего педагогики, психологии.

Вопрос  национальной конкурентоспособности страны. Ведь страна, у которой нет своего собственного привлекательного образа будущего – как там все будет устроено, какие люди там будут жить, как они будут одеваться, какие у них будут ценности, как они будут себя вести в тех или иных ситуациях – все эти стандарты она вынуждена перенимать у другой страны, которая способна их предложить, а это по сути потеря независимости. А предложить обществу идеал  – это опять-таки задача гуманитарных наук.

В общем, я убежден, что ученые-гуманитарии без работы не останутся даже в супертехнологичном инновационном обществе.